Почта, мёртвые дни, 5 ноября…

Вчера было немного суетно и по всему дому носились ароматы парфюма. Я это остро чувствовал почему-то… Н* навещали какие-то люди… В остальном всё как всегда… В своё свободное время продолжил поедание почты. Непрочитанного осталось совсем чуть-чуть… Наверное, первый раз за несколько лет я не подарил Н* в её день рождения совершенно Ничего… Я даже не промямлил ни единого поздравительного слова… или что-то вроде того, что нужно говорить по случаю… Я хотел её обнять… может быть… наверное… Но не подошёл с этим… Или не хотел… я не знаю… Мне тихо… Даже продравшие горло шипованные буквы некоторых подписок и посланий не заставили меня разогреться и негодовать… Я просто сглотнул их вместе с карминовыми сгустками металлического привкуса внутренних ранений и продолжил затуманенную трапезу… Иногда становилось тяжело, но от другого… Странно, когда поистине доброе больнее ядовитого… Очень странно…

К вечеру В* предположительно на крыльях лысоголовой любви \и только сейчас я понял, как это выражение двусмысленно\ пригнал к воротам на белом коне \или на тройке внушительных размеров, даже если целить со второго этажа\ и забрал Н* на несколько часов до 23.00… Я вышел проводить. После того, как перестал слышать шум колёс, ещё какое-то время стоял на улице… Просто стоял… Смотрел на деревья… Мыслей не было. Сейчас вижу, насколько пусто оказалось в черепе и грудине. Не нашлось даже слова “дерево” при взгляде на высокую осеннюю яблоню… Когда вернулся в комнату, лёг в постель… Проснулся сегодня… Точнее помню себя, начиная с утра 6 ноября и не помню, чем закончился предыдущий день, хотя, кажется, пробуждался, чтобы услышать “Ложись правильно” и ещё какие-то звуки… Мне нравится, когда колят в полудрёме… Не успеваешь войти в полновластное ощущение одиночества и неполноценности… …
[пауза] [реверс] …Я сказал “нравится”… .. . Мне Нравится… . боже…