10.06.2019 — 16.06.2019. Отчаянная ростепель красного снега

Killzero Hitori

10.06.19 — Пн | Пламя

| В субботу вдруг заговорила i*. Такого я совсем не ждал. По приезде из Архипо-Осиповки я прошёл сквозь череду предсказанных моим же телом падений и на прошлой неделе ещё были прецеденты, которые довели меня до неприглядного во всех отношениях состояния. Хотя я выбирался в сеть и случалось немного буквоедства, в целом препараты занавесили мир призрачно-прозрачным виссоном. Воля угасла, чернота увеличивала свою многослойность надо мной потонувшим и иссохшимся. Внезапно на этом фоне посыпались её буквы. И я заплакал… Так-таки с самых первых слов уже полетел под гору. Отвечал что-то, казалось мне, по-человечески, пытаясь сглотнуть ком, застрявший в горле. Ничего не получилось… Какие там грибы? Какие медузы? Я непристойно воспламенился от тоски по скудным, но всё же диалогам…

Близился час Х, мои 23:00. А во мне штормило так, будто, прервавшись в беседе на ночь, я умру от невообразимой ломки и воспоминаний о чувствах голодной жгучей ревности, несправедливости, невозможности, злости, непреодолимой тяги изловить, снять шкуру и поставить чучелом в свой поминальный шкаф под семь замков, чтобы навсегда… Я думал, всё прошло. Думал, смог запрятать этот раздражитель подальше и обесточить его механизм. Оказалось, стоит только коснуться, снова мчит в крови пожар через сердце до головы и вот тебе уже _бах_ мерцающие всполохи в глазах и стремительно приближающийся атомный взрыв букета диагнозов и маний…

От 23:00 Ю* наблюдал скверную картину.
Я, нализавшись лазури крайних фраз, ревел в голос оттого, что осознавал собственные действия и не мог остановиться… Одним духом довёл себя до извержения вулкана изнуряюще кипучих страстей, потерявши всякий рассудок и страх. Время остановилось, замерло в белоснежной гробовой тишине сфер венечного нимба, отсверка ауры. Из такого ослепляющего сияния наркотического пика я рухнул в наигустейший мрак, из постыдных конвульсий метнулся в отчаянную блажную истерику и орал, запрокинув голову, лёжа в подушках как в куче мусорных мешков на свалке бытия, вдребезги разбив о них череп при прямом падении…

Мне бы в руки да лезвие. Я бы заточенный край его бестрепетно вогнал за рёбра. Вырвать своё искрящееся сердце и бросить его на кокаиновый алтарь лазури или самого порошка. Пусть оно припорошенное шипит багряной пеной. Распятое небытие. Всё, что мне было нужно – смерть.

| Воскресенье прошло в добровольной изоляции. А Ю* пытался вывести меня на разговор о том, что случилось. Он всегда знал, что с буквами у меня “особые отношения”, но никогда не видел, насколько “особыми” они могут быть…
– Как думаешь, что у тебя с так называемыми “буквенными”?
– Не с Буквенными*, а с Буквами… некоторыми, определённого рода. Это важно и это беда…

| Понедельник пришибленный.
Боюсь зайти туда, где до сих пор провокация. Конечно, спектрально-опиумная доза уже не такая сочная, я знаю. Но она всё ещё есть…

11.06.19 — Вт | Злоба снаружи и врутри

Сегодня думал о гневе. Ел буквы о нём. Анализировал чужие размышления. Сравнивал с собственными ощущениями. Вспомнил две разных притчи и разыскал их снова для цитат. Восприятие не изменилось, хотя с первого прочтения прошли чёрной чередой годы и события…

1) Лин Чи рассказывал: “Когда я был молодым, мне нравилось плавать на лодке. У меня была маленькая лодка. В одиночестве я отправлялся плавать по озеру и мог часами оставаться там. Однажды прекрасной ночью я сидел с закрытыми глазами. Какая-то пустая лодка плыла по течению и ударилась о мою. Во мне поднялся гнев! Я открыл глаза и собирался обругать побеспокоившего меня человека, но увидел, что лодка пуста. Моему гневу некуда было двигаться. На кого мне было его выплескивать? Мне ничего не оставалось делать, как вновь закрыть глаза и начать присматриваться к своему гневу. В тот момент, когда я увидел его, я сделал первый шаг на моем Пути. В эту тихую ночь я подошел к центру внутри себя. Пустая лодка стала моим учителем. С тех пор, если кто-то пытался обидеть меня и во мне поднимался гнев, я смеялся и говорил: “Эта лодка тоже пуста.”

Это не работает…

2) У дороги стоял нищий. Всадник, проезжавший мимо, ударил нищего по лицу плетью. Тот, глядя вслед удаляющемуся всаднику, сказал:
— Будь счастлив!
Крестьянин, видевший происшедшее, услышав эти слова, спросил:
— Неужто ты такой смиренный?
— Нет, — ответил нищий, — просто если бы всадник был счастлив, он бы не стал бить меня.

А это работает. Точно так.

12.06.19 — Ср | Руки не для скуки

1) Самостоятельно изменить вид главной страницы…
2) Попытаться узнать что за маммиллярии страдают со мной… \Спросить в сообществе.\
3) Заставить себя открыть диалог c i*, заставить себя не срамиться.
4) Не думать, о чём нельзя. Не думать, о ком нельзя. Раздирает бедово. Невыносимо…
5) До пятнадцатого ещё три дня, а меня уже лихорадит и знобит. Вот же нечисть… . (

В итоге:

1) Переизменил.
2, 3) Тянул до последнего и собрался, было, с волей, но вечером после двадцати дней перерыва внезапным продолжением насыпались в душу буквы от s*. Расцарапали скверное саднящее чувство внутри. Я, кажется, затаившись, ждал. Пока ответил на всё, времени до сна оставалось только для размышлений наедине с собой и не больше…
4) Невозможно контролировать. Рукоблудие по бумагам и отпечаткам не помогает отвлечься…
5) Невозможно контролировать. Становится всё хуже и хуже…

13.06.19 — Чт | Синее пламя

Записано шестнадцатого дня, в воскресенье.

До 14:00 пытался найти еду со вкусом. Не нашёл. Шлялся по живым страницам, но не встретил глубины совершенно нигде. Замаялся до тошноты. Слишком велики запросы. Хотелось выть от бессилия и пустоты…

Вечером решился объясниться с i*. Безумный пыл. Готовил себя строго, муштровал мысленно характер, чтобы не распустить слюни. Распустил сразу же и снова, как вошёл в диалог, так и навернулся у порога. Очень много мазни завалилось в душу… Мне вдруг открылось, почему я глубоко внутри, вместе с пожаром виновности от жестокости, испытываю извращённое больное облегчение, когда думаю о подземных лазурных… Да, утрата возможности пожирать их лазоревую чуму пытает так, как мало что может пытать. Но с тем я уверен, что они не дарят буквы никому другому. Больше никому свои буквы не дарят и никому не принадлежат. Теперь они – замаринованная в моей памяти только моя собственность. Лучше им быть подземными, чем чужими. И эта концепция пугает меня до одури. Она таится при встрече с живой лазурью, а после начинает отравлять голову и сердце. Убить дилера, забрать всё, что есть, ужраться сиянием в хлам. С такими суждениями мне должно забиться в самый дальний угол и не иметь никаких соблазняющих контактов, провоцирующих тёмные дьявольские переживания…

Это стало идеей после ночного приступа…

14.06.19 — Пт | Линия

Лежал…

15.06.19 — Сб | Линия

16.06.19 — Вс | Минус очередной год

Невыносимо… .