2018

2018
Последний день января…
Что-то запомнить здесь и прилечь…

01-31.01

В виде исключения в первый день месяца я сидел вместе с ними за праздничным столом до самого боя Курантов и ничего не чувствовал. Не ощущал ни радости, ни боли, если говорить о противоположностях. Внутри и снаружи было лишь Ничто абсолютное и абсолютная Пустота.

С самого детства не держал в руках бенгальских огней.

Подержал и поставили аппарат на таймер, а ассистенту «фотографа» пришлось прихватить клиента под локоток для стабилизации рукотряски в кадре…

Сегодня это заключительный параграф той части летописи, когда Н* была рядом и днём, и ночью… Больше не повторится. Всё изменилось. Всё стало другим…

Оказывается, моя огненная Н* по всем признакам теперь тоже причисляется к ряду зависимостей, от которых меня было запланировано избавить. За несколько лет жизни под её наблюдением я прошёл тернистый путь от самой лютой ненависти к состоянию, когда невозможно представить существование опоры и равновесия без её умелых рук и крепкого мата чуть хриплым голосом. Аромат ментола тонких сигарет вперемешку с фантомом терпких духов. И можно сойти с ума от форм, если до того уже не съехать от форм совершенно другой грации… Но здесь иное. Я выл от боли, рыдая, пропитывал ткань её одежды солью и потом, криком и паникой паучьих пальцев цеплялся за неё от ужаса атакующих видений и страхов. Она видела всего меня насквозь и целиком, в электричестве и в туманах, в пламени и затмениях, в адовых жерновах. Она единственная из всех меня вынесла. Она единственная…

На закате года получил предупреждение. Просили, чтобы готовился к переменам, которые назывались положительными. В Швейцарии ждали очень грамотные кудесники — белые борцы с пристрастиями, потому что отец решился инвестировать в моё будущее. «Может, там из тебя вытравят твои привыкания и тогда станет легче.» Кому «станет легче», он не уточнял… Все благие намерения как всегда осложняются моим электричеством с одной стороны и патологической резистенцией к большинству препаратов — с другой… Биомолекулярное восстановление рекомендовано с осторожностью.

Первоначально снова сканировали вдоль и поперёк в привычных стенах. А в парке лежал снег, сверкал и искрился мелкими осколками хрусталя в ярком свете уличной лампы. Разговоры о том, что должен стараться и принимать всё достойно и позитивно. Должен стараться и принимать. Стараться и принимать… Неживая ель в кабинете Господина П…

Слова и события плывут мимо, будто не со мной, будто вдалеке. Такое начало 2018.

Две недели в уединённом месте почти в горах. Разноязычные специалисты. Всё включено. Беседы, процедуры, мероприятия и безупречное одиночество, которое охватило меня с удвоенной силой и не отпускало, не отпускает… Представление ложного рая класса лакшери, в котором заточили, но делают всё, чтобы ты этого не понял… Притворяются приветливыми, хотя на самом деле ты лишь асоциальный избалованный банковский чек с грязной душой. Тебя нужно обналичить и, может быть, когда-нибудь вернуть снова и мягко обналичить ещё раз…

Отпустили по времени домой.
Я один. У Н* новые условия. Я жду её как пёс. Она взяла с меня слово, что встречать выхожу сам. Пока держусь. Колят чужие руки без точной геометрии на срезе иглы…
Уже долго боюсь признаться всем, кто должен знать, и самому себе — мысль запретная притихла, но не исчезла и всё ещё во мне… Кажется, ничего не получилось. Снятся те же сны. С утра до вечера я думаю о потерях и невозможностях. Я не хочу не умирать, мама…