Предательство в невесомости

Я проживал это много раз внутри, ментально рисуя вероятное приходящее, но когда всё происходит наяву, оказывается, справиться с собою и не нанести ситуации ещё больший вред, очень сложно.

Утром, просыпаясь, приподнялся на локтях и, стряхивая остатки потустороннего мира с ауры, трудно открыл глаза. Голова была каменной, а конечности онемели, будто ещё во сне, но перед самым пробуждением, физику тела успокоили чем-то тяжёлым и горьким. Во рту пересохло. Кое-как вцепившись в стакан с водой, после того как проглотил что-то, на чём настаивала встретившая меня фигура в белом, я не сразу понял, что Н* сегодня говорит не своим голосом, запах её рук совсем другой и странно пухлые запястья, а на всё иное я даже не посмотрел. Не успел… Эти чужие руки, придерживая мой до невозможности отяжелевший череп, помогли мне снова лечь и больше я ничего не помню…

Очнулся, когда за окнами стемнело. Первый и единственный вопрос “Что происходит?”. Пытаясь понять, не показалось ли, что Н* подменили, разглядел женщину, которую знаю. Это И*… Никто ничего не сказал. Никто! Ничего. Я долго не мог заставить себя произнести вслух то, что надрывало горло. И* вдалеке комнаты возилась с чем-то вроде белья, а я чувствовал, как взрыв цепляет рёбра, чтобы выломать. Дыхание сбилось…

– Она… не вернётся…

Я замолчал. Лицо горело от бесконтрольной соли, но я не понимал, что со мной. Фигура женщины встрепенулась, отбросила занятие и немедленно приблизилась.

– Кто не вернётся? Н*? Конечно, вернётся.

И* попыталась изобразить улыбку, как бы невзначай предложила мне очередную порцию сна, мотивируя тем, что я возбуждённо расстроен, а нужно не так…

Пишу эту заметку три часа, наверное, или больше… Выбиты все мысли прочь. Я пытался набрать номер, но абонент не хочет отвечать. Позвонил Господину П*, он сказал, всё в порядке, со мной не говорят, потому что в данный момент есть занятость, вероятно, а других причин нет. Предупреждений делать не стали, чтобы не напугать меня… Кто бы это слышал!

Она не вернётся…

Нет, мне не страшно…

Она не вернётся.

А я готов…

Тем лучше.