К стопкадрам приворот и бронза осени с плеча Н*


После нескольких исключительно домашних, но крайне неприятных эпизодов критики в адрес моего времени за процессом создания стопкадров, да ещё после пары заключительных фраз отца о моих аквариумных упражнениях, которые он позволил себе за ужином, в догонку к тому, с чего начал в коридорах, я перестал фотографировать что бы то ни было. Совсем не мог. Внутри всё оборвалось и руки отнимались, замирая, если в голове проносилась вдруг шальная мысль о том, что можно было бы оставить в памяти настоящей картинкой то или иное явление…

Мы говорили о случившемся с Господином П*. Он спросил, насколько меня беспокоит факт заблокированной возможности перейти от мысли к делу, не нахожу ли я сходство между периодической блокировкой возможности записывать себя не только в рифмах, но и просто так. Некоторая похожесть явлений определённо есть. И в самом итоге методы снятия этих заклятий оказались аналогичными. Хотя для семейной терапии мы явно не та семья. Но иногда отец снисходит до рекомендаций Господина П* и начинает мне лгать, не пытаясь придать своим “лечебным” разговорам ни грамма естественности и правдоподобия. Потом намного больнее и противнее осознавать, насколько я жалок и зависим, так легко заглатываю фарсы…

Меня сломали мгновенно. Достаточно было зачать традиционно фальшивую игру в папашу, которому якобы интересно, чем я жив, где я есть, что вижу. Я в свою очередь снова сделал вид, что в этот интерес очень верю. И даже придумал себе, что верю будто бы по-настоящему. Хотя и не могу удержать это чувство слишком долго, порой всё же получается заставить нутро до лёгкой эйфории хорошо обмануться. Когда отпускает, мрак долго солёный… Но это неважно…

Однажды утром мне объявили о запланированной поездке в какой-то большой парк для прогулки среди деревьев. Аргументированный протест был отклонён. Мне сказали, людей там не будет, вероятно, на всей территории только мы с Н* да водитель, и поэтому минимум дискомфорта, и нельзя игнорировать, нужно ехать во что бы то ни стало смотреть на осень, дышать. Н* по собственной инициативе на время стала штативом, пытаясь не смеяться.

– Вот что значит, подставить плечо. Понял? – она улыбалась, когда я фиксировал свой тремор, облокачивая на неё кисти рук с объективом в холодных пальцах. Невероятно нелепое зрелище. Мне было стыдно даже перед собой… или перед собой в первую очередь… не знаю…

Шестнадцатого октября случилась выволочка в другой парк. Я ныл, умолял оставить моё тело в покое, не думал, что променад неизбежен. После угроз поджал хвост и поехал…

А вчера до вечера терялись на аллеях Ораниенбаума. Выдалось лазурное небо. Это редкий день… Теперь бесконечно долго буду перекладывать новые картинки в нотобуко, если не заброшу всё как обычно, если не забуду, если меня не перевернёт неотлучная головная боль…

Забиться бы в дальний угол, в темноту, очерстветь и покрыться вечной паутиной…
Устал от всего.
Устал.