Господину П*

Препарируем душу, рассмотрим уродство.
Экспонат иссушен и устроен просто.
Разгибаем рёбра грудной клетки.
На то, что ломаются, как мёртвые ветки,
внимания не обращаем. Продолжаем.

Вот в сердце чёрном посторонний предмет.
Без него этой мышцы как бы нет.
Извлекаем. Смотрим. Что это такое?
А это, коллеги, любовь…
мда… Смешно, банально. Выбрасываем.

Работаем дальше. Скальпелем в душу
где-то рядом с сердцем, которое разрушено.
Сжимаем смело, подключаем проводки.
На доске мелом интересные сводки запишем.

Тихо! Что такое? Объект плачет.
Сразу всё видно – душонка неудачника. Ха-ха!
(Слегка язвительный оффтоп. Ведь сейчас не об этом речь. Извините.)

Итак, душу пытаем электричеством.
Даём разрядов максимальное количество.
Смотрим, и почерк в журнале росчерком:
“Дыхание слышно, но слабо очень.”

Если напрягаться, то можно услышать.
Странно, но ЭТО всё ещё дышит.
Вроде непорядочек. Но забавно.
Значит, можно продолжить. Славно!

Ещё добавим несколько вольт.
Сталью приправим химической.
Аккуратно коллега уколет иглой
прямо в эпи центр электричества.
И будем продолжать наблюдать. Опять.

Клац! Клац! Тянем-потянем.
Надоело ждать. Давайте быстрее!
Одним рывком. Смело и смелее!
Железной рукой, окровавленной буквами.

Смотрите-ка! Рвётся обратно в тело душа,
нарушая анатомию.
Смешной искрящийся ужасом сгусток,
вырванный из тела без боя.

Соблаговолим, пожалуй, сделаем милость,
запихнём обратно под сломанные рёбра то,
что коллективно выдрали с болью оттуда.
Кому-то больно, а нам приятно…

Ну что, коллеги, здесь всё понятно.
Без апелляции вердикт: душа эксцентрическая и невнятная
и нас она не победит.
Никогда.

На этом и порешили.
Сложили обратно, как сумели. Зашили.
Руки от греха отмыли и маршем в буфет, господа.
Заслужили.