Прости меня за всё.

Если действительно любишь кого-то, отпусти его к Счастью. Пусть не с тобой идёт своим путём, пусть один или с другим. Отпустить от себя с миром, в тишине – вот твоя единственная задача, твой подвиг, твоя судьба. А с тобой что? Что с тобой? Что Твоя Звезда увидит, если нет рядом с твоей фигурой ни счастья простого, ни радости, ни добрых мыслей даже? Ты же можешь только по чёрным клеткам ползти, волоча карминовый след горькой диагональю, разрезая бытие на Морок До и Морок После. Что ты будешь делить со Звездой? Что ты дашь ей на то, чтобы она была весела и счастлива как человек, а не золотой дух, который тебе снится? Что у тебя есть? Остановись. Посмотри на себя. Пойми, главные правы. Главные правы, а ты – нет. Ты так легко потерял всё, что боялся потерять. Ты так скоро упустил всё, что хотел удержать в руках. Ты позволил себе сдаться… Признайся. Пора признать. Позволил. И сдался. Ради чего? Для кого? Для неё? Для всех? Потому что “так будет лучше”? Ты не заслуживаешь ни жизни, ни смерти. Ты заслуживаешь лишь то, что тебе уготовили…

Выскоблен. Теперь болезненная пустота. Бесцельная черень внутри и снаружи. Вакуум.

Кислород наэлектризован. Мне кажется, я закрываю глаза и по густому космосу комнаты разлетаются искры, вспыхивают и гаснут, как падающие звёзды пульсируют, мерцают перед смертью и исчезают навсегда. Мне кажется, я закрываю глаза. Но на самом деле я смотрю вокруг, на мутные стены, на солёный потолок. Я боюсь засыпать в темноте. Приходят безликие, приводят с собою другие видения, приводят подземных… Смрад, звуки на чужой частоте, тактильные ощущения как живые. Всё хуже, чем могло бы быть… Мне не стать лучше уже никогда. Мне не стать бы совсем плохим… Я почти не различаю границы галлюцинаций перед сном и, оставаясь без помощи, не могу не уйти с головой в эти адовы голограммы. Вот и всё…

Я знаю, так будет лучше, Любимая…
Я знаю, что должен отпустить тебя.
Я не посмею поступить иначе. Не должен причинить тебе зло.
Со мной мерзко и опасно рядом быть…
Я это знаю…

Ты прости меня, Любимая…
За все эти годы безрассудства и преследований…
За годы твоего страха, соли, тайной ненависти и явной несвободы…
Прости меня, Лунная, Милая моя… .
Прости меня… .