Тестостерон

Сегодня неприятные ощущения и мысли. Сразу вот так, без прелюдий. С прошлогоднего августа у меня не было секса. Не абы какого, а по-человечески, с живой тёплой женщиной.

Луна меня изводит. Глушат порошками, потому что невыносимо. Но весна – это буря и гвалт. Хотя, причём тут весна. Я всегда и во всём вижу неприличные образы и средства. Нынешние сезонные процессы в черепе снова далеки от размышлизмов. Конечно, я не маленький и не скован строгим религиозным воспитанием, в арсенале много вариантов, чтобы снять напряжение. Но не все предполагают возможность пощупать плоть противоположного пола…

Женщины.

Моя Луна недоступна. Физически недостижима. Другой город можно посетить только во сне. Наяву я рыдаю над желанием вырваться к ней отсюда. Она, наверное, тоже рыдает, но от смеха, над моими настойчивыми наивно-отчаянными приглашениями. “Пока не могу.” “Обсудим позже.” Хорошо, обсудим это позже… \Да разве это, бля%ь, хорошо???!\

Милена заброшена. Работает ли она по-прежнему в “каталоге” или всё давно уже изменилось в её судьбе? Я, кажется, много лет не звонил и не помню, когда серьёзно думал о ней с намерениями… Как-то так выходит, что у меня то личного времени вкупе со здоровьем нет, то деньги не задерживаются. Деньги проблема. Здоровье, чёрт с ним. С Миленой можно было не церемониться и она все особенности понимала… Такая работа – понимать…

Женщин с улицы я рассматривать не берусь. На них нужно тратить время, силы и те же деньги, которых нет. И желания нет бродить по злачным местам, искать тело. Во-первых, я одичал. Во-вторых, не выпустят за порог. Ибо карантин, покой, отдых, режим постельный.

А что дома?…

Н* отказывает мне с тех пор, как получила предупреждение свыше. Сейчас об этом даже говорить не стоит. Давным-давно неприступным торном сия история поросла. В жизни Н* многое переменилось. Сама Н* из ненасытной бестии перешла в состояние богато насыщенной умениями особи. Теперь она роскошный императорский коньяк, который не наливают всем подряд желающим, а только избранным и то не допьяна, чтобы не до смерти… После встречи с В*, Н*, кажется, постепенно сконцентрировалась только на нём. Я ненавижу В*…

И* выглядит лёгкой добычей. Но, если я решусь на такое бесстыдство, буду последним скотом. Я не хочу быть скотом. Я хочу к Полли…