Разные люди, разные судьбы. К\b*

Каждый день думаю о К* и чувствую себя ничтожеством, тварливым предателем, хотя, кажется, ничего не сделал. Да, именно потому что ничего не сделал, ощущаю давление, под которым хрустят кости… Я пытался понять, как ей живётся. То, что представил, не идёт из черепа, сжимает сердце до отсутствия какого-либо дыхания. Она невероятно сильная. Она имеет мужество достойное самого подлинного уважения. Рядом с ней все философские рассуждения о мироустройстве и несправедливости сыпятся в прах, хочется заставить себя молчать и терпеть, и, может быть, даже начать бороться, оглядываясь на пример… | Я знаю, сколько тратит мой Отец на моё содержание. Ежемесячно это выливается в немыслимые цифры, несколько знаков подряд, и то без времени, когда меня вывозят надолго для опытов… – тогда всё ещё дороже, потому что каждая повинность в отдельности стоит наличных средств… Имей я любого вида доходы, рассуждал бы иначе, но в сравнении с моим вечным нулём, списки с тратами повергают меня в такое низейшество, от которого не скрыться, ибо оно изнутри душит без жалости, напоминая, какой я червь… | Так вот, я плохо понимаю арифметику жизни, но в состоянии сравнить и вычислить реальность, в которой К* ежедневно тонет, ни слова не говоря о том, чему равен каждый новый виток каждого нового утра… Я всегда, с самого первого её вопроса, видел, что в ней настоящая боль и усталость. Тогда не понимал, отчего так, потом всё стало ясно. | С момента 2007 исчезли годы, а я всё ещё виртуально рядом. Для неё бестолково, для меня оттолкнуться… Ем старые буквы, перепрятанные в личное. Люди-стержни своим вкусом витаминизируют слабые импульсы, блокируют порывы полоснуть по венам вдоль и окончить собственный путь…

Сейчас сделаю перерыв. Щёлкнуть бы затвором зажигалки и закурить…
Щёлкнуть бы затвором… и…