Привет, май. Будь ты проклят…

Ещё четыре дня и придёт время ехать…
Сегодня солнечно. Серая кожа земли покрылась мелким зеленоватым пушком новорождённых трав. Я спокоен. Наверное, буду дро%ить над копипастом и не буду думать, потому что мысли сейчас ухватить слишком трудно – они горят…

Полли во мне совершенно не нуждается. У неё праздники, но планы вращаются только вокруг столицы. Какие-то мероприятия, встречи, которые “нельзя пропустить” (с)… Конечно, нет! Нельзя! Кобели, вероятно, выстоились в очередь. Как такое пропустишь?… А уменя болит сердце. Никто не знает, сколько в нём черени… Никто не знает. Мне снятся картины торжества моей справедливости. Я боюсь их… боюсь себя… задыхаюсь по утрам… Где-то на дне того места, где предположительно обитает мой парализованный разум, я рад тому, что моя крыша отъезжает не в присутствии Луны… Тяжело бороться с навязчивыми приступами ревности и давить себя из последних сил… Я отдал свой телефон Н*, чтобы она его спрятала (надёжно!) и не говорила мне, куда. Так решил. Пишу здесь, вижу, что сам так решил. Если буду думать, что это такой заговор и меня заставили “потерять” мобильную связь_ СМОТРИ! Я САМ. Я сам это придумал. Не совершать звонки во гневе и не строчить смс, пока не скрючит пальцы от мелкоты сотовых клавиш… .. . Я хочу умереть… Вместо этого жду воскресный вечер, как могу унимаю затмения, атакующие волю поочерёдно…
При том, что тряпка, я сильный и баран. Главное, не упереться не в те ворота… Главное, не утратить способности понимать, какие ворота сейчас не те…