Они всё делают чисто.

Небо стальное расплющено болью
мёртвых желаний, изъеденных солью.
Криками раненных клапанов сердца
внутренний мир истекает, рыдая…

Я на крючке. Мои руки устали
слишком тяжёлое небо из стали
держать в одиночку. Откройте клетку!
Чёрной печалью отравленный метко
зверский расчёт – это рыба на суше…
Кости в песок, в рот филе, к чёрту душу…

Наверное, где-то на задворках подсознания я понимаю, что всё может быть не так, как мне теперь представляется. Или хочу верить, что заговора нет. Не знаю. Чем ближе карантин, тем сильнее давит паранойя…
Каждый раз меня возвращали в относительно целом виде. Каждый раз из тумана выходил и какое-то время не генерировал плохие мысли… Правда и к генерации иных мыслей был не способен… Но всё же…

Много сплю. Малейшие прикосновения к болезненному – и я надолго сворачиваю в стыд и невменяемую соль… Н* заставляла меня подниматься с постели чаще, а то, что магнитило лечь после каждой процедуры, её не волновало… Совсем нет сил. Буквы говорят, что я был расстоен. Ничего не помню. Только беспокойство эти несколько дней стихает и становится сильнее по очереди… Дышит…

Мне кажется, надо мной совершают действо и я вижу причину, мне кажется… Тут все улыбаются и никто не верит во зло. Значит, все они тоже зло?… Буквы, знаете ли, как тяжело?… В черепе треск, ужасные картины бедствий и осознание полнейшего одиночества… Болит спина. Болят руки. Болит голова. Круговерть визуального с утра до вечера…  Поубирали всё колюще-режущее даже на кухне,  а я… стоял возле края столешницы в столовой и вдруг захотелось опуститься на колени, приблизиться к красивому угловатому прямоугольнику, рассчитать идеальное расстояние и насадить свой череп передней частью так, чтобы остановиться ровно до того момента, как крайняя острая точка стола окажется в секунде от касания с внутренней стенкой затылочной кости… На колени упал быстро. Но начало тошнить и я испортил пол желчной рвотой, а не кармином…

Я не хочу быть заложником. Хуже смерти. Когда они решат, что время пришло, закроют в своих владениях и больше не выпустят. И не дадут умереть, потому что это тело в мёртвом виде не стоит ни копеечки… Намного проще доломать меня. Я слишком легко ломаюсь. Засыпят порошками путь и не найду дорогу назад… Они умеют. У меня отняли всё… Мечты и любовь мою… Уже давно отняли. Всё забрали… И мне страшно… Буквы, мне так страшно!… мне очень страшно… Буквы… Когда у меня отнимут меня… внутри и вокруг начнётся Вечный.Ад…