Боль

Вот же пишут, выпускают книги в свет, продают людям свои буквы…
получают за рифмованные всплески расцвет фамилий, почёт и признание…
А я… жалкий, нервный, безумный социофоб, трусливый, без меры глупый…
хочу забиться в чёрный угол глубже дальнего, в пыль, темноту, в звенящую тишь,
и увеличить между мной и людьми то самое бесконечное расстояние по оси икс…
уползая…

Я пытался выходить. Меня тошнило…
Может быть я полон желчи и зависти сейчас… но
я чувствовал себя проституткой и нищим,
ожидающим свой медный грош на паперти слов…
Нужно актёрствовать, учить наизусть,
заламывать руки прилюдно по команде “Мотор!”…

Я не могу так.
Я так не могу…
Бездарность и падаль… и руки дрожат, когда оголяю листы на смотрины…
Буквами нельзя торговать. Иные любят концерты, витрины.
Мои же – каждый раз: “Стой! Не трогай нас. Предатель. Паяц. Шлюха.”
Даже если на свою же станицу, чтобы не потерять, тревожу копиями…
Не любят повторных касаний и злятся на мою фобию…
Мне совестно, что архивирую много. Зеркальные мне за это глаза собой жгут…
Знаю, что объяснить не смогу. На все причины ответ: “Не повод.”…
Я моральный урод…