Кашка с грушкой. Чёртово позорище.


По случаю моих частых нервных несварений, вчера утром подали некую серую массу в тарелке к завтраку. Я, конечно, привык к своеобразному личному меню, но внешний вид песочного замеса на соплях меня несколько обескуражил. На вопрос “Что это?” женщины хладнокровно переглянулись и Н* сказала мне: “Ешь.” По вкусу клейстер напоминал порошок из злаков, сдобренный какими-то невнятными ароматизаторами. Я ел и Это прилипало к нёбу или растекалось по языку из-за странной своей консистенции. Иногда попадались цветные “соринки”, я чувствовал их на зубах. От недоумения во время знакомства с новым “деликатесом” не сообразил оставить на память стопкадром это нечто. Но потом, взывая к справедливости, узнал, Что посетило мою трапезу…

От всего сердца был в шоке, полном досады…
“Лакомая кашка гречневая. Грушка, абрикос, смородинка.”

“Налейте в тарелочку столько-то воды.” WTF?! Да, что же не водички, ххххх?

– Что? Серьёзно?…
– А что? Через зонд что ли тебя кормить? Да ещё после вчерашнего.
– С пяти месяцев?…
– И что смущает? Тебе уже вроде как исполнилось пять. Не отрыгни теперь.
– Знаешь… неужели это подают детям?… Это же… отрава…
– Тебе кажется.
– Клей обойный и сор в нём…
– А ты ел обойный клей?
– … он… скользкий…
– Фу! Надеюсь, это было до меня.
– До…
– Время. Идём.
– Я возьму упаковку… То есть Упаковочку…
– %%%%%? (зачем?)
– После массажика стопкадрики фотоаппаратиком поделаю…
– нуну.

А я склепик построил…
По-моему, похоже…
И колорчик готичненький…

Вообще-то, мне обидно. Нет, огорчительно… Нет, на части рвёт. Бля%ь…
Я взрослый мужчина. Превращаюсь в какое-то беспросветное лиловое чмо…

Что я делал после пятнадцатого? Лежал, болел, иногда ползал недалеко… А ведь по плану [по очень хорошему плану] должен был заниматься, отвлекать себя фотофиксацией, оформлять лекарства, что успел наснимать, когда Н* сдержала своё обещание… А я сделал фотоописание процесса и не могу дотянуться до этих иллюстраций, ради которых было потрачено всё свободное время от целого дня. Не могу закончить. Не могу привести себя в относительную норму. Постоянные вечерние срывы. Я очень устаю и не выдерживаю упадок сил ближе ко сну… Меня ломает тоска, ломает как стекло, как шоколад. Я взрослое насекомое. На кого я похож? Долб%%б почти два метра в высоту пускает слюни, спасается так неуклюже, что все мосты горят и сыпятся обвинения в некудышном притворстве, а после это тело с колотым голым задом воет на руках Хранителя и кушает лакомую кашку с фруктиками и ягодками по утрам, потому что от всего блюёт…

Это ПZЦ…
Это ПZЦ… До чего я докатился…
Это ПZЦ…