Обижен. И хотел…

Чёрно-белые размазанные дни
в ночи красные срываются с небес.
В голове пылают жаркие огни.
Полумёртвый я к заутрене воскрес.
Разрывая параноидальный бред,
ярко пламенными вспышками кричу.
Убивая электрический рассвет,
не остаться в нём отчаянно хочу.
Напророченным проклятьем серых дней
я тону в тумане горькой нелюбви.
И порочное всевластие теней
затаилось в закипающей крови…



Мне очень интересно, почему, когда болен только я, это в порядке вещей и все воспринимают факт моей некондиции как досадное, но должное или даже ожидаемое скучно неудивительное обстоятельство. Но стоит только кому-то ещё здесь завысить температуру своего тела, как такое событие сразу же переходит в разряд сенсаций и с инцидентом начинается борьба на уровне наивысшего всестороннего вмешательства. ?

Вчера Н* мыла стеклянный столик пронзительно вонючим раствором бледно-голубого цвета. Я стоял у стены и вдруг почувствовал, что хочу метнуться ударом молнии и вылить всё химическое содержимое в глотку, просто хочу захлебнуться… и чтобы невозможно было дышать, как от нашатырной ваты, обжигающей ноздри изнутри одним только своим приближением к носу… Чтобы горло сгорело и вскрылось наружу обрывками мяса на шейных позвонках. Но подумалось, что станется, если это всё не увенчается концом?… Если моё тело совершенно не реагирует на корректоры жизни должным образом и реагирует немыслимо и необъяснимо на то, что у других людей считается банальностью и безобидной безопасностью, то… ?… Я сделал шаг вперед… Н*, верно, научилась ощущать меня без слов и даже не глядя в лицо… Или это случайность, но она взялась за манящую ёмкость и переставила её резко и рвано, со стуком, так, что я очнулся от гипнотических мыслей, вышел из транса и замер, остановился, завис в неловкой тишине. Н* победила и повернулась, громкая, отрезвляющая:
– Я тебя слушаю.
– ?… Я… я… ничего не говорю… чтобы слушать… я не знаю… я…
– Ладно. Хорошо.
– . …
А потом мы всё же обсудили чистоплотное затмение. Уверен, что она записала его в свой журнал и сдаст меня обязательно… Ещё она сказала примерно следующее: “Тебе не надо привлекать к себе внимание. Весь дом ходит жрать по твоему расписанию. Так что про тебя так просто не забудешь. Успокойся.” Смеялась надо мной… или нет… или это грустно, когда костерят втихаря…

Как бы там ни было_ мне нехорошо… мне хуже, чем им…

Господи… ну я и слизень…
Из уст Отца пожизненный приговор как звук заедающего диска винила: “Твои состояния не повод получать привилегии даром.” (с) [стоп] [реверс] [стоп] [реверс]… А я ничтожество, никчёмность, гвоздь в подошве и замахнулся на порцию… ну… хотя бы жалости?… ЖАЛОСТИ??? ОТ КОГО??? Вот же падаль… Падаль и Дурак… Мерзость… (