Солёное давление в голове…

По-настоящему я никому не нужен
и в безусловность любви людей не верю.
Верю в голодные рты и тоску по ужину.
Верю, что сытому проще уйти за двери…
Верю в лазурность, сквозь пальцы в песок бегущую.
Верю в изломы судеб, если цепляться.
Верю в отсутствие счастья и всякого будущего,
в черень того, что меня одного касается.
Верю я буквам. Они всему доказательство.
Людям не верю, а в буквах всегда уверен.
Вижу, куда и какие ведут обстоятельства.
Знаю, за чьей спиной захрипят двери…
Всё изначально известно и жить больно.
Вижу все ямы и целенаправленно падаю.
Я был рождён и воспитан кнутом в неволе…
так, что за каждый пряник в пол падалью…
Да. [Cам себе говорю.] Мне это не чуждо.
Просто надежда на то, во что сам не верю.
Просто надежда на то, что кому-то нужен…
просто хочу умереть… с открытой дверью…

Ничто не отвлекает…
Каждый новый день темнее прежнего…
Жизнь – огромное чернильное пятно, глотающее страницы вечности…
Шаг за шагом… Ближе к земле…
Не помню радости…
Не знаю радости…
Чем так, лучше не быть…
Чем так, лучше не быть вовсе…
Я не умею казаться сильным…
Зеркало, покажи желание стереть карминовый ручей над губами и остаться…
Покажи и заставь силой…
Заставь меня дышать…
Заставь верить…
Заставь меня…
Заставь…
Я устал…
Я так устал, что готов сдаться…
Я устал…
Я устал…
Я устал, мама…