Сумбур прощания… с детством…

Моё детство хотело мне что-то сказать или крикнуть,
не собираясь бежать от меня навсегда без прощания.
Но это как спичкой по черепу серому взять, да чиркнуть,
ужас от предстоящей потери воспламеняя отчаянно…

Вникнуть в его усталость невыносимое дело, просто пытка…
Я цеплялся за рваные края его истерзанной болью сущности.
До колец взрослых (не заметил как) пальцы выросли гибкие,
пока тело разума не ведало границ моей детской глупости…

Всё это сном мне кажется… совсем не о том пишу… не о том…
Как будто вставляю нескладно слова в необычайно белый стих…
А детство, не дождавшись прощаний, уходит навсегда из этого дома,
в котором я химически раздавленным жуком лежу… беспомощно притих…

Наблюдаю угрюмо из корабля скомканных чёрных простыней
за его спиной, удаляющейся тихо от меня подальше, из вен прочь…
Я не стану больше в агонии огней своих плавить его иней…
Мы умрём. И никто не сможет ни мне, ни ему помочь…


Давление злое уже с утра донимало…
Кровавые бабочки маков на белоснежных салфетках…
Второй день расписываюсь красным в собственном горе бессилия…
Гипертоническое прощание с детством…

А сделал то, о чём просила L, а я увидел всё это только вечером, когда было уже слишком поздно… Нет, для музея я уже давно перепрятал всё, что хотел… но буквы… и стопкадры… и вообще всё!… Совсем всё…
Я любил там лежать в углу тихо… зачем-то… Вот и некуда возвращаться…

Но я удивил себя совсем не тем, чем обычно удивляю себя в подобных ситуациях буквоубийств… Было другое… и оно не уходит…
Ощущение… Первая мысль после кликов по мёртвым ссылкам, ведущим в тупик… “Детства больше нет.”… Это так странно… Я не впадал в психоз и не бесновался… Я просто смотрел на пустоту раздела… вернее на его чистоту…

“Детства больше нет.”… Это всё… И больше совсем ничего… Не отпускает внутреннее оцепенение или заморозка, я не знаю, как это определить… Клин. Пластинка шипит тишиной… Что-то случилось… Что-то очень важное…