Дь я бло

СЛУШАЙ! Сотрите меня!…
Лучше растворите меня…
Мутация. Боль. Извержение ничего в никуда…
Я СЕБЯ НЕНАВИЖУ.
Много думал. Много смотрел. Много букв съел… НИЧЕГО. НИКАК.
А может быть пойти войной на Прозрачность? А может быть пойти войной на Трусость? А может быть замахнуться на Вильяма [нашего] Шекспира?… АААААААААААААААААААААААА!!! !… Щёлкнет затвор осечкой. А может быть есть другой способ доказать Серому Господину, что я не «облачко» (с), не «потребитель» (с), не «мечтатель» (с), не «поэт» (с) и не «тряпка» (с)?…
Воевать очень просто!… Только С КЕМ? И ЗАЧЕМ?…
ОТПУСТИ МЕНЯ, ПАПА! (( (

Перевёртыши в агонии разврата
выворачивают души наизнанку.
Потроха наружу, кверху правдой.
И обратной стороной на лица маски.
Перевёртыши больны своею ложью.
Перевёртыши зеркальных стен боятся.
Перевёртыши следы свои стирают,
чтобы снежно-белыми остаться…
Это люди. Это, кажется, не люди.
Это призраки желаний и фантазий
тех, чьи губы прятать нужно будет
под шлепками слов лечебной грязи.

— Стравливать животных гнусно! Они счастливы? Какой смысл разбивать пару?!…
— Не твоё дело. Иди и разбей.