Трилогия вспышек, вырванных из памяти. [1]

Я был в том возрасте, когда бурлящие гормоны берут всё из чего ты состоишь под свой единовластный контроль.
На одном из множества одинаковых “великосветских” и до жути “богемных” фуршетов познакомился с модной эксцентрической парой.
Он. Фотограф, делающий снимки какого-то неимоверного дерьма и при этом искренне верующий в то, что причастен к уникальному элитному искусству стиля “избранных” …
Она. Его любимая модель, соглашающаяся на то, чтобы он совершал свои безумно сомнительные вижуал-эксперименты, используя её тело в качестве гарнира. Всегда немного неадекватна, всегда на что-нибудь опираясь, смотрела она на происходящее, надевая маску с улыбкой похотливой рыбы Дурман…
Я был заинтересован в подобных знакомцах, т.к. делал всё возможное, чтобы досадить Отцу, отчаянно привлекая его бесценное внимание самыми отвратительными выходками, на которые только был способен. Сжигая попытки по очереди, я маркировал скончавшиеся шансы (один за другим) скорбной отметкой “использовано-бесполезно-безрезультатно”…
Участвовал в перфомансах андеграунда. Фотографировался обнажённым. Устраивал скандалы и драки, не разбираясь в статусах и рангах оппонентов. Шумел и всячески извращался в безудержной форме… И иногда семейные ссоры были для меня настоящей наградой за все титанические “старания”. Стать видимым для Господина в сером костюме! Стать видимым для одного только Господина Отца…
В этот промежуток времени я столкнулся “нос к носу” /смех сквозь слёзы/ с первым любовником моего мозга…
Его имя было таким греховным и притягательным в начале наших сложных не эпических взаимоотношений…
Его имя сулило нечто новое, отвлекающее от войны…
Его имя значилось убийцей в запрещённых файлах с порядковым номером в графе с официальным кодом…
Его звали очень просто и опасно…
Его звали сеньор Кокаин…
Сначала было забавно. Предварительные ласки в малых дозах. (Возбуждающе дорогой и чистый искуситель!) Я действительно переходил из одного состояния в другое по оси координат. Сигарета в руке, озеро потолка, “напудренный” нос и прикосновение чьих-то поцелуев внизу живота… Чьих?… Всегда разных… Было наплевать… Было всё равно… Всё чаще и чаще…
Его звали сеньор Кокаин…
Его звали Кокаин…
Его звали…
Через некоторое время забылась дорога домой…
Ровно до тех пор, пока однажды я не нашёл свою карту заблокированной. Точнее, не я… а те, кто безнаказанно и охотно пользовали её себе (и немного мне) “во благо”… те, кто пользовался мной, досадным и беспокойным приложением к манящему прямоугольнику тонкого хромированного банковского пластика…
Переполох. Какой же был переполох! Сразу же нашёлся мой телефон, когда-то и где-то “потерянный”. Совершенно волшебным образом! Неужели?! [До чего же смешно!!!]
Но заставить меня играть по правилам, осуществляя чей-то “хитроумный” план по активации моих денежных средств, так и не представилось возможным.
Я кривлялся, смеялся и орал в трубку. И это был мой ответ на все вопросы Отца.
Вспоминать очень трудно, но я просто уверен, что именно так я и делал. Ибо это моя типичная реакция на отсутствие в моей крови нужных химических компонентов, управляющих головой… А они отсутствовали. Абсолютно точно. Я поменял их совсем не на то. Дурак. Нарушил все законы, по которым должно жить моё тело. И в момент телефонной ярости и экстаза я упал… Классическое показательное выступление. Пляска задохнувшейся рыбы в смертельных объятиях невидимого электрического ската… [Фурор!!!]
Белым белое.
Снегом замело мерцающие порошковые галлюцинации…
Тело бледное
трескалось как стекло осколками разбивающейся провокации…

В одно последующее прекрасное, но уже неизвестное мне, время суток, меня просто выбросили к воротам отчего дома… Конец.

Начало.

Ожидание битвы…
Я должен был расстаться с моим мозголюбовником и другом-врагом.
Я должен был отнять себя у него.
И была война.
Одна из самых страшных в моей жизни… одна из тех, в которых я потерял свободу и гордость… одна из тех, где враг не получил ни одной царапины, тогда как от меня остался лишь скулящий окровавленный ошмёток сущности и дрожащая полумёртвая плоть, болезненно густо меченая тонкой, непреклонной, безжалостной, дикой сталью…
Я был в Аду первый раз. Я многое понял. Я запомнил.
Спасибо тебе, Кокаин.
Я никогда не забуду твой безумный белый урок.
НИКОГДА.
Никогда не забуду!
НИКОГДА.
КЛЯНУСЬ!!!…

 

Трилогия вспышек, вырванных из памяти. [2]
Трилогия вспышек, вырванных из памяти. [3]